ВСТРЕЧА ШЕСТАЯ. Вам нужны великие потрясения — нам нужна Великая Россия».

  С января 1906 г   в разных губер­ниях почти безостановочно шли забастовки, локауты, стачки и беспорядки. Доходило до настоящих сражений между вой­сками и восставшими. Сколько в этих конфликтах погибло людей — не считано. Все это происходило в атмосфере не­прекращающегося террора со стороны революционеров. Революционные партии вели теперь борьбу во все более враж­дебной для них атмосфере. Террористические акты умножались. За вторую половину 1906 г. погибли самарский губернатор, симбирский губернатор, варшавский генерал-гу­бернатор, главный военный прокурор. За год было убито 768 и ранено 820 представителей и агентов власти.

Убийства также приняли совершенно анархический харак­тер. Людей убивали «за должность»; убивали тех, до кого легче было добраться; убивали и администраторов, популярных среди насе­ления, — а цель революции отдвигалась все дальше.

 

 

Столыпин

И в этот чрезвычайный момент на аван­сцене русской истории появилась мощ­ная фигура Столыпина, ставшая ярким символом правительственной власти в последнее десятилетие существования Монархии.

Как человека и политика, Петра Сто­лыпина отличали качества, которые были присущи далеко не всем в высших кори­дорах власти, не говоря уже о представи­телях пресловутой «общественности»: вера в Бога, преданность Императору и любовь к России. Он готов был во имя блага Отечества пойти на любые жертвы и в конце концов принес на его алтарь собственную жизнь.

Петр Аркадьевич не был чиновником-прожектером, которых немало сиде ло в высоких сановных кабинетах.

Он — во­левой администратор-преобразователь. Их стране всегда не хвата ло. Он знал, что делать и как делать для избавления Рос­сии от угрозы со циального взрыва, ук­репления правопорядка и проведения постепенных преобразований, способ­ных превратить Россию в стабильное, процветающее государство под Монар­шим скипетром.

Он являлся русским консерватором новой формации, понимавшим, что для защиты исконных государственных на­чал надлежит не только демонстри ровать силу, «держать и не пущать»; необходимо изменить социальную природу общества, создать массу крепких собственников-хозяев, которые стали бы естественной базой социального умиротворения. Он никогда не сомневался, что авторитаризм (Самодержавие) и Россия — вещи нераз­рывные, что все серьезные преобразова­ния можно проводить лишь сильной, властной и честной рукой.

За пять лет, с середины 1906 года до середины 1911 года, что он находил ся на второй роли в государстве, добиться каче­ственной перестройки всего громоздкого государственного здания было невозмож­но. Требовалось не просто осуществить программу реорганизации хозяйственной деятельности; необходимо было создать условия для возникновения нового соци­окультур ного типа крестьянина-агрария, сформированного не в уравнительно-пе­рераспределительной атмосфере русской общины, а в условиях рыночной эконо­мики, как носителя и субъекта хозяй­ственного права в европейском его пони­мании. Эта грандиозная задача была рассчитана на длительную перспективу, и не вина П.А. Столыпина, что история Рос­сии этого срока не предоставила.

   26 апреля 1906 года П.А. Столыпин был назначен министром внутрен них дел, а 8 июля к нему добавился и пост председателя Совета Министров. Этот невероятный взлет был достаточно нео­бычным для бюрократического Олимпа, из-за чего данный факт сделался пред­метом оживленных обсужде ний в сто­личных гостиных, а сама эта тема стала объектом спекуляций. Высказывались разные догадки, выдвигались немысли­мые теории, и мало кого привлекал наи­более простой и документально подтвер­жденный ответ: Столыпин был призван в высший эшелон власти не в силу каких-то родственных уз и мифических протекций, а потому что достаточно проявил себя как сильный и смелый администра­тор, что было замечено и оценено Мо­нархом.

В отличие от некоторых других выс­ших сановников, Петр Аркадьевич ни­когда не позволял нелицеприятных для Самодержца высказываний даже в самом узком кругу. Это был истинный русский монархист, один из последних в петер­бургских коридорах власти, для которо­го воля Монарха и воля России являли одно целое.

За подавление крестьянского движения в Саратовской губернии Петр Аркадьевич Столыпин — камергер двора Его Императорского Величества и самый молодой губернатор России — получил благодарность императора Николая II.

 8 июля 1906, после роспуска Первой государственной думы, была объявлена отставка Горемыкина и замена его Столыпиным, который стал таким образом председателем Совета министров. Портфель министра внутренних дел был оставлен за ним. Возглавив кабинет министров, П.А. Столыпин провозгласил курс социально-политических реформ. Было начато проведение аграрной («столыпинской») реформы, под  его руководством  был разработан ряд крупных законопроектов, в том числе по реформе местного самоуправления, введению всеобщего начального образования, государственному страхованию рабочих, о веротерпимости.

  Революционные партии не могли примириться с назначением убежденного монархиста и сторонника сильной государственной власти на пост премьер-министра и 12 августа 1906 на жизнь Столыпина было совершено покушение: на его даче на Аптекарском острове в Петербурге были взорваны бомбы. В тот момент на даче кроме семьи главы правительства находились и те, кто пришел к нему на прием. В результате взрыва 23 человека были убиты, 35 ранены; в числе раненых оказались и дети Столыпина — трехлетний сын Аркадий и шестнадцатилетняя дочь Наталья (у Натальи были изуродованы ноги и она навсегда осталась инвалидом); сам Столыпин не пострадал. Как вскоре выяснилось, покушение было совершено группой эсеров-максималистов. По предложению государя семейство Столыпина перебирается в более безопасное место — в Зимний дворец.

Стремясь остановить волну террористических актов, зачинщики которых зачастую уходили от возмездия из-за судебных проволочек и адвокатских уловок, и для проведения реформ в жизнь, был принят ряд мер, среди которых было введение  военно-полевых судов , приговоры которых должны были утверждать командующие военными округами: предание суду происходило в пределах суток после акта убийства или вооруженного грабежа. Разбор дела мог длится не более двух суток, приговор приводился в исполнение в 24 часа. Столыпин говорил, что  военно-полевые суды — временная мера, которая должна «сломить преступную волну и отойти в вечность». В 1907 Столыпин добился роспуска 2-й Государственной думы и провел новый избирательный закон, существенно усиливший в Думе позиции правых партий.

За короткое время Петр Аркадьевич Столыпин был отмечен целым рядом Царских наград. Помимо нескольких Высочайших рескриптов с выражением признательности, в 1906 Столыпин был пожалован в гофмейстеры, 1 января 1907 назначен членом Государственного совета, в 1908 — статс-секретарем.

Столыпинские аграрные реформы, направ­ленные на развитие и укрепление индивидуальных кресть­янских хозяйств и на создание в деревне социальной опоры самодержавия, по сути, пытались совместить — представительство народа и самодержавие.

   Заболев весной 1909 крупозным воспалением легких, по требованию врачей Столыпин покинул Петербург и вместе с семьей провел около месяца в Крыму, в Ливадии. Талантливый политик, экономист, юрист, администратор, оратор, Столыпин почти отказался от личной жизни, все силы отдавая Российскому государству: председательство в Совете министров, созывавшемся не менее двух раз в неделю, непосредственное участие в совещаниях по текущим делам и по вопросам законодательства (заседания часто затягивались до утра); доклады, приемы, тщательный просмотр русских и иностранных газет, изучение новейших книг, особенно посвященных вопросам государственного права. В июне 1909 П.А. Столыпин присутствовал на встрече государя Императора Николая II с Императором Германии Вильгельмом II. Встреча проходила в финляндских шхерах. На яхте «Штандарт» состоялась беседа между премьером Столыпиным и Вильгельмом II, который впоследствии по различным свидельствам, говорил: «Был бы у меня такой министр, на какую высоту мы подняли бы Германию!»

 

 

«Счастлив умереть за Царя»

 По разным данным на жизнь Петра Аркадьевича Столыпина было совершено от 10 до 18 покушений. Умер Петр Аркадьевич Столыпин 18 сентября 1911 в Киеве. Вот как это случилось.

  «…В 9 часов прибыл Государь с Дочерьми. К своему креслу, к первому от левого прохода, с правой стороны, прошел Столыпин и сел в первом ряду. Шла «Сказка о Царе Салтане» в новой, чудесной постановке. Мне казалось, что здесь можно быть спокойным: ведь все сидящие в театре известны, а снаружи он хорошо охраняется и ворваться с улицы никто не может…В театре громко говорили и выстрел слыхали немногие, но когда в зале раздались крики, все взоры устремились на П.А. Столыпина, и на несколько секунд все замолкло. П.А. как будто не сразу понял, что случилось. Он наклонил голову и посмотрел на свой белый сюртук, который с правой стороны, под грудной клеткой, уже заливался кровью. Медленными и уверенными движениями он положил на барьер фуражку и перчатки, расстегнул сюртук и, увидя жилет, густо пропитанный кровью, махнул рукой, как будто желая сказать: «все кончено» Затем он грузно опустился в кресло и ясно и отчетливо, голосом слышным всем, кто находился недалеко от него, произнес: «счастлив умереть за Царя«. Увидя Государя, вышедшего в ложу и ставшего впереди, он поднял руки и стал делать знаки, чтобы Государь отошел. Но Государь не двигался и продолжал на том же месте стоять, и Петр Аркадьевич, на виду у всех, благословил его широким крестом…

  …На следующий день Государь ездил в Овруч. По выходе из дворца Его Величество объявил, что желает навестить Столыпина. В тот же день, по инициативе группы членов Государственной Думы из партии националистов и земских гласных Края, в 2 часа дня, во Владимирском Соборе было отслужено торжественное молебствие о выздоровлении Столыпина. Собор был переполнен, Собравшиеся истово молились и многие плакали. Два последующих дня прошли в тревоге, врачи еще не теряли надежды, но по вопросу о возможности операции и извлечения пули, консилиум, с участием прибывшего из Петербурга профессора Цейдлера, вынес отрицательное решение.  Четвертого сентября вечером, здоровье Петра Аркадьевича сразу ухудшилось, силы стали падать, сердце слабло и около 10 ч. вечера 5-го сентября, он тихо скончался.

  Во вскрытом завещании Столыпина, написанном задолго до смерти, в первых строках было наказано: «Я хочу быть погребенным там, где меня убьют». 6 сентября Император Николай II вернулся из Чернигова и приехал в больницу. По воспоминаниям дочери Петра Аркадьевича Марии  государь «преклонил колени перед телом верного слуги, долго молился, и присутсвующие слыхали, как он много раз повторил слово. «Прости». Указание Столыпина было свято исполнено его близкими и местом вечного его упокоения была избрана Киево-Печерская Лавра.

   Киевский Генерал-Губернатор Генерал-Адютант Трепов, по повелению уехавшего 7 сентября Государя, представлял Его Особу. После отпевания гроб вынесли и опустили возле церкви, рядом с исторической могилой другого русского патриота Кочубея. Сейчас же после смерти Столыпина, в той же группе земских гласных и членов Государственной Думы из партии националистов, возникла мысль о постановке ему памятника в Киеве. Было использовано пребывание в Киеве Государя Императора и заместителя Председателя Совета Министров Коковцева и на Всероссийский сбор пожертвований уже 7 сентября утром последовало Высочайшее соизволение. Пожертвования потекли столь обильно, что в три дня в одном Киеве была собрана сумма, которая могла покрыть расходы на памятник. Местом постановки памятника была избрана площадь возле Городской Думы, на Крещатике, а исполнение его поручено итальянскому скульптору Ксименесу, бывшему в Киеве.

   О Петре Аркадьевиче Столыпине написано много положительного. Его фигура поневоле импонирует не только сторонникам, но и противникам его взглядов. Личное мужество, честность и пламенный патриотизм Столыпина не подлежат сомнению. И ещё – как государственный деятель он обладал системным мышлением, видя все части государственного здания в их взаимосвязи и на этой основе планируя свои реформы. Впрочем, наверное, правы те историки, которые считают, что таким же системным мышлением обладал государь, понявший, оценивший и поддержавший столыпинские преобразования. Те, кто утверждает, будто Столыпин проводил свои реформы вопреки сопротивлению царя и некоей «придворной камарильи», игнорируют самую суть самодержавного строя, начисто исключавшего проявление личной воли первого министра вопреки воле монарха.

   Важно иметь ввиду, что аграрная реформа Столыпина не была самоцелью. Она была предназначена упрочить монархический государственный строй.

   Столыпин ещё при жизни стал легендарной личностью.

 В 1912 году, ровно через год после смерти П.А., памятник был открыт в торжественной обстановке, среди съехавшихся со всех концов России, его почитателей. Столыпин был изображен как бы говорящим с Думской кафедры, на камне высечены сказанные им слова, ставшие пророческими: «Вам нужны великие потрясения — нам нужна Великая Россия».